Click to order
ВАШ ЗАКАЗ:
Total: 
ИСКУССТВО В СРЕДЕ
Оставьте заявку, и специалисты из приемной комиссии свяжутся с вами!
* Отправляя свои контактные данные, вы соглашаетесь на обработку персональных данных и получение email-сообщений от Высшей школы «Среда обучения»
Работа студентки: Анастасия Сенозацкая. Тайное знание и скрытое искусство в музее «Гараж»

Это статья Анастасии Сенозацкой — студентки направления «Арт-критика» Факультета современного искусства Среды обучения. Выставка в музее «Гараж» «Мы храним наши белые сны. Другой Восток и сверхчувственное познание в русском искусстве 1905-1969» продлится до 9 августа.

31 января в музее «Гараж» открылась выставка «Мы храним наши белые сны. Другой Восток и сверхчувственное познание в русском искусстве 1905-1969». Само название способно вызвать ассоциации со множеством образов: это и представления о Востоке, и мистические практики, и искусство первой половины ХХ века. В заголовок вынесена строчка из стихотворения Андрея Белого:

Сердце вещее радостно чует
Призрак близкой, священной войны.
Пусть февральская вьюга бунтует —
Мы храним наши белые сны

Его последняя строчка — «Мы храним наши белые сны» — становится той самой нитью, которая пронизывает, сшивает в одно целое и многогранное произведение все явившиеся нам образы. Она одновременно обращается и к прошлому, и к будущему, и к тому внутреннему и подсознательному, которое скрыто в нас.
Экспозиция открывается одной из трех представленных на выставке работ художницы — Александры Сухаревой. Ее первый объект представляет коммуникатор, предполагающий участие двух человек, которые «доверяясь лишь общему моторному образу — своеобразному отзвуку идеи в теле — производят "сейсмограммы" обоюдного знания». Все три работы объединены в трилогии «Криста. Аргирис. Юдора», название которой отсылает к размышлениям Анри Корбена о мире между чувственным и умопостигаемым. Тот факт, что первым объектом, с которым сталкивается зритель, оказывается произведение, созданное в наши дни, позволяет прочувствовать эффект закольцованного времени, а вместе с ним и экспозиции. Открываясь объектом современного искусства, она продолжается разделом «Расцвет эзотерических движений в дореволюционной России», посвященным деятельности оккультных кружков и инициатических организаций. Значительная часть этого раздела повествует о Рудольфе Штайнере и его философской системе антропософии, отдельный зал посвящен истории двух антропософских храмов — первого и второго Гетеанумов. В их строительстве активное участие принимали последователи Рудольфа Штайнера, среди которых были Андрей Белый и Ася (Анна) Тургенева. Андрей Белый оставался духовным лидером московских антропософов и после создания в 1922 году Антирелигиозной комиссии при ЦК РКП(б), признававшей большинство философско-религиозных объединений антисоветскими организациями. На выставке представлены акварели Андрея Белого, многие из них сопровождаются его комментариями, а также уникальное графическое панно «Линия моей жизни» — автобиография писателя. Сама линия жизни охватывает временной промежуток с 1882 по 1927 год, и проходит среди тех событий, которые оказывали значимое влияние на его жизнь. Среди них и антропософское общество, и жизнь у Штайнера, и проблема духовного знания. В «Гараже» можно увидеть отреставрированный оригинал, созданный Андреем Белым.

Рассказ о тайных обществах продолжают артефакты: фотографии и слепки со спиритических сеансов, карты Таро, эмблемы масонских лож, отдельный зал посвящен сакральным движениям танцев, составляющих часть учения Георгия Гурджиева о «Четвертом пути». Георгий Гурджиев — знаменитый мистик и учитель, многие годы он провел в странствиях, в том числе и по Центральной Азии. Вообще, с расцветом эзотерических и мистических практик в России возрастает интерес к восточным учениям и традициям, многие отправляются на Восток в поисках духовных ориентиров. Также и большинство художников, работы которых можно увидеть на выставке, были связаны с Востоком.

Живописные работы, графика, фильмы и инсталляции, погружающие зрителя в тайну, создают ощущение невесомости экспозиции, то же чувство поддерживает и само пространство — светлое, окутанное легкой тканью.
Созданию выставки предшествовали два года архивной работы, которая проводилась совместно художницей Александрой Сухаревой и самаркандским художественным критиком Алексеем Улько. Эта работа позволила поднять на поверхность ту часть истории, которая была скрыта или забыта и только теперь отразилась в текстах и документах, сопровождающих выставку. То, что на первый взгляд казалось легким и невесомым — живопись, скульптура, фотографии со спиритических сеансов — обрамляется другой историей: гонениями, ссылками, арестами. Почти все биографии заканчиваются арестами, лишь немногим удалось их избежать. Некоторые художники отправляются на Восток: для кого-то это место ссылки, для кого-то собственное решение. Среди них Сергей Калмыков и Исаак Иткинд — этих художников нельзя отнести к последователям философско-религиозных объединений, однако тихое затворничество, которое они смогли обрести в Алма-Ате, дает им возможность создавать работы, наполненные их собственной энергией и соответствующие их внутреннему духовному миру.
Кураторы выставки — Екатерина Иноземцева и Андрей Мизиано — говоря о представленном искусстве, характеризуют его как искусство, которое живет «по краям». Это кажется очень точным определением, не только выражающим несоответствие официальному или общепринятому пониманию искусства данного периода, но прежде всего отсылающим к той его грани, которая вообще не задается вопросом, является ли она искусством, а просто выражает то, что чувствует и ощущает. В этой связи вспоминается Хильма аф Клинт — художница, написавшая более тысячи работ и признанная лишь в 80-е годы.

Интересно, что сейчас в музее «Гараж» проходит еще одна выставка, которая и хронологически и, в некотором смысле, логически продолжает тему, затронутую в экспозиции «Мы храним наши белые сны». Выставка «Секретики: копание в советском андерграунде 1966-1985» также развивает тему и скрытого в искусстве, и искусства, скрытого от широкой публики. Меняется временной период, но контекст остается неизменным.

Выставка получила свое название от советской детской игры, в которой, однако, присутствуют элементы уже вполне взрослого мира. В первую очередь, это деление на своих и чужих: показывают «секретики» своим, а если в этот круг не попал, то нужно формировать другой, свой круг. Так и с советским неофициальным искусством — художникам-нонконформистам пришлось сформировать именно такой круг своих, какой предполагала детская игра.

Работы художников иногда прямо, а иногда косвенно, отсылают нас к той самой детской игре. Например, «Моталка» Андрея Монастырского, вызывающая желание перемотать нитку и подсмотреть, что же написано на второй картонке. Но работа располагается под стеклом и становится таким «секретиком» уже не в переносном смысле, а совершенно в прямом. Рядом с ней, в стеклянной витрине стоит кубик Риммы Герловиной с вырезанной замочной скважиной на одной грани. Работа называется «Нехорошо подсматривать», и само это название заставляет заглянуть в замочную скважину. А еще работа Анатолия Жигалова «Порочный круг», которая уже не играет с нами в подглядывания, а просто сообщает, что она была — вот правила, вот участники, но зрителю там нет места. Те же смыслы продолжают духовные и оздоровительные практики, хорошо знакомый советским людям самиздат.

Обе выставки сопровождают большие и информативные тексты — результат архивной работы — в них кураторы раскрывают и систематизируют ту историю русского искусства ХХ века, которая оставалась скрытой в советские годы. История тайных обществ начала ХХ века, борьбы с антисоветскими организациями после революции, формирования круга нонконформистов во второй половине ХХ века — все это звенья одной цепи, воссоздающей историю русского и советского искусства прошлого века.
Share материалов с благодарностью у GARAGE
ВАМ ПОНРАВИЛАСЬ ЭТА СТАТЬЯ?
К ДРУГИМ МАТЕРИАЛАМ
Хотите регулярно получать образовательные материалы «Среды обучения»? Подпишитесь на нашу рассылку! Отправляя свои контактные данные, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности